Натэлла Сперанская: Третье Возрождение античности неизбежно

- В «Метаморфозах» Овидия говорится о четырех веках человечества: Золотом, Серебряном, Бронзовом и Железном. В отличие от Овидия, Гесиод в поэме «Труды и дни» называет не четыре, а пять веков, добавляя Героический век, который, по его представлениям, предшествует Железному. Эта модель применима и к культурно-историческим процессам. XIX столетие в истории русской культуры отмечено рождением подлинных гениев, оставивших свой вклад во всех областях: от литературы и живописи до философии и науки (Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский и др.). Этот период принято считать «золотым веком» русской культуры. Серебряный век пришелся на период между 1890-х гг. по начало 1920-х. гг. и, на мой взгляд, это было время Проторенессанса. После Серебряного века должен был наступить век Бронзовый. Именно этот период я склонна связывать с грядущим и неизбежным культурно-философским Ренессансом.

Tags: 

М.Кундера: томление по неведомому бытию

Роман «Бессмертие» я ставлю выше «Невыносимой лёгкости бытия», выше всего, написанного Кундерой, ибо именно в нём голос Вечности возносится над Временем, сближая далёкие друг от друга эпохи, имена, события, и только в «Бессмертии» находимо это мучительное томление по изначальному бытию, бытию ДО бога, бытию, странно похожему на небытие, в котором уже не будет лиц, способных превратиться в маски. Кундеру всегда в значительной степени занимал вопрос о человеческой индивидуальности. В эссе «День, когда Панург не сумеет рассмешить», он приводит слова Томаса Манна об архетипах, которые управляют каждым из нас из «колодца прошлого»; мы est перевоплощения, «пленники архетипа», как сказал бы Серрано, «производное от советов и наказов». И страдание – лишь «подражание и продолжение», и распинаемый единожды будет распят ещё сотни раз, и брат убьёт брата, и жест прощания повторится через день, год, век. Но вместе с тем жива неповторимость, ибо кто станет отрицать, что нет второго Леонардо да Винчи, и не часто рождаются Верди, Аристотели, Тассо? С другой стороны, не допустить мысль, что через одно или два столетия они появятся, будет явной ошибкой. Подобно тому, как Иаков Томаса Манна познаётся через Авраама, история Аньес-Лоры-Поля раскрывается через любовный треугольник Гете-Христиана-Беттина. Всегда есть тот, кто является «подражанием и продолжением», эхом однажды рождённой архетипической ноты. Кундера заглядывает в колодец прошлого, что отличает его от многих авторов, устремивших взгляд в небо, в сторону проезжающего мимо автомобиля, в море человеческих лиц, в будущее. Его неизменно интересует состояние «ДО»: «более изначальное бытие», т.е. бытие ДО творения, докоительная любовь, изначальное, первичное состояние музыки. И это «до» я сравнила бы с первой ступенью диатонического звукоряда. Возможно, что именно так звучит бессмертие, в котором сливаются бытие и небытие.

Игра в бисер. Партия №1

В книге итальянского писателя Роберто Калассо “Брак Кадма и Гармонии” говорится о том, что всякий, кто выходит за пределы человеческой сферы, обрекает себя на гибель – их пожирает огонь. Не столь важно, идет ли речь о предавших бога, о разгласивших тайны мистерий или о свидетелях божественной эпифании. Все они преступают черту. Мотив нахождения своей гибели в огненной стихии проходит через все легенды об Аполлоне и Дионисе. Семела, мать Диониса, умирает опаленная огненными молниями Зевса. Владыка Олимпа успевает спасти еще неродившегося сына, он зашивает его в свое бедро и донашивает. Мать Асклепия, Коронида, убита Аполлоном и сожжена за измену со смертным человеком. Аполлон вынимает младенца из чрева горящей изменницы. «За пределом, установленным в качестве допустимого, горит огонь. – Пишет Калассо. -- Аполлон и Дионис часто находятся по краям этой границы, на стороне божественной или человеческой; они побуждают человека к движению назад-и-вперед, что выражается в стремлении выйти за свои пределы, за которые мы, кажется, цепляемся даже больше, чем за само человечество, и даже больше, чем за саму жизнь. И иногда эта опасная игра отзывается рикошетом на самих двух богах, которые в нее играют». Они играют в эту опасную игру столь же увлеченно, как мы сегодня играем в свою.

Tags: 

Страницы

Subscribe to Лента главной страницы