Театральная постановка философской драмы Леонида Андреева «Жизнь Человека».

Загадочны слова Максимилиана Волошина об этой пьесе: «Каждый дает Богу то имя, которое соответствует степени его посвящения в тайны устройства Вселенной. Скажи мне имя твоего Бога и я узнаю степень твоего самопознания. Имя Божье это тот пароль, который спрашивает Смерть у приходящего в мир. Леонид Андреев отвечает: "Имя, которое я даю Богу, - "Некто в сером».

Tags: 

РОБЕР БРЕССОН. ЗАМЕТКИ О КИНЕМАТОГРАФЕ

Уроженец Ромон-Бламота, доведший до климакса Делёзовскую действенность французского кино. "Словам тесно, действию просторно" - перефразируя классика. То к чему стремился в последние годы жизни Станиславский. Бесконечно деятельные руки, говор пальцев, трепет ладоней, буйство локтей. Режиссёр говорящих ладоней. Снят всегда источник действия, то, где действие достигает кульминации. Водитель, выходящий из автобуса - ноги. Карманник - руки. Мушет - истерзанное тело. Отточенность кадра и звука. Ни одного лишнего движения или даже обертона. "Вы слышите гудок паровоза - ухо Вам подскажет, что это - станция." Учивший своих актёров экзистенциальному: "не думайте о том, что вы делаете или говорите.", ибо: "сначала было чувство".

Tags: 

Пол ШРЕДЕР. Вероятно, Робер Брессон (интервью 1976 года)

В 1972 году Робер Брессон, откликаясь на мою только что опубликованную книгу «Трансцендентальный стиль в кино»*, написал мне: «Меня всегда поражало, что в образе, созданном теми, кому я действительно интересен, я не узнаю самого себя». Равным образом и для критика, с почтительной дистанции наблюдавшего за режиссером, чьи произведения он изучал и интерпретировал, встреча с ним может оказаться шоковой. Критику-интервьюеру зачастую нелегко мириться с тем, что его «предмет» совершенно иначе смотрит на свои фильмы, их ценность и значимость. Режиссер, к примеру, вдруг терпеливо, но эмоционально начинает объяснять, что он, скажем, использовал в данном эпизоде панораму совсем в иных целях, чем предполагал критик в двух своих статьях и монографии, над которой он в данный момент трудится. Критик оказывается в ситуации неприятного выбора: либо принять сторону послушного ученика, либо попытаться навести мост через разделяющую обе стороны пропасть.
В таком вот трепетном состоянии я интервьюировал Брессона в прошлом году — и как свидетельствует следующий ниже текст, трепет мой оказался вполне не беспочвенным. Дело в том, что я не только уважаю Брессона, но считаю его одним из самых духовных художников нашего времени — духовным художником, создавшим столь уникальный стиль, что сымитировать его невозможно. Я несколько раз вступал в переписку с Брессоном в 1969-1972 годах и воображал, что при встрече мы, как старые друзья, бросимся в горячий спор.

Tags: 

Бог умер, но дьявол на прежнем месте

Гас Ван Сент назвал венгерского режиссера Белу Тарра подлинным визионером. Его черно-белые созерцательные фильмы — радикальный разрыв с традиционным кинематографом, попытка с чистого листа создать новую грамматику киноязыка, как будто и не было никакой столетней истории кино.
В восторженном отзыве Ван Сента можно увидеть преувеличение. Долгие статичные планы, минимум монтажных склеек, тщательно продуманная мизансцена, неторопливое движение кинокамеры — подобного рода кино, в котором режиссер предлагает зрителю вслед за собой всматриваться в реальность, еще пятьдесят лет назад защищал в своих статьях критик Андре Базен. Но Базен, человек глубоко религиозный, и не подозревал, что камера способна фиксировать не только красоту окружающего мира («отражение в мокром тротуаре, жест ребенка»), но и ужас и безысходность человеческого существования. В этом принципиальное различие между французским кинотеоретиком и венгерским режиссером. По существу, фильмы Белы Тарра — фиксация нигилистического состояния современного мира: без смысла, без Бога, без всякой надежды на спасение.

Tags: 

Walking in the Footsteps of Eranos

“Eranos, landscape on the lake, garden and house. Unpretentious, out of the way, and yet … a navel of the world, a small link in the golden chain.”
These are the words of Erich Neumann: philosopher, psychiatrist, friend of C.G. Jung, participant at the Eranos Conferences for many years. With the chain, Neumann alludes to the alchemical Aurea Caténa – a link of wise beings, inspired by the force of Hermes Trismegistos, connecting heaven and earth.
Another Eranos speaker, I Ching scholar Hellmut Wilhelm, once epitomized Eranos with the words of Confucius: “Friends gather at a well-tended place and together they prepare a pathway … for humanity.”

Tags: 

Страницы

Subscribe to Лента главной страницы