Головин Е. Туманы черных лилий

На мулине Дамур изгибы тонких талий
напоминают смуглый сумрак далий…
Но все равно! Туманы черных лилий
не в силах оттенить расцвета бугенвилий.
И нежность бирюзы сфероидов любви
не в силах заглушить слова: увей, увей
твой тирс багряной пеной винограда…
А впрочем всё равно. И когти леопарда
раскинуты на пятый континент,
где в сладострастной схолии момента
набросан силуэт шестого континента,
напоминающий спираль двойного «нет»,
и треугольник Антарес и синий
берилл венчает теофанию богини.

Tags: 

Ж.-П. Сартр и Г. Башляр: две феноменологические концепции воображения

Традиция гуссерлианской феноменологии имеет во Франции богатую историю, в которой контроверза двух именитых философов, создавших — в разное время и следуя каждый своей мотивации при обращении и к воображению, и к феноменологическому методу — оригинальные теории образа, — лишь частный момент. Однако в рамках проблематики воображаемого эти теории уже давно стали каноническими, на которые и критики и последователи ссылаются как на имеющие нормативный смысл и «историческую сохранность». С одной стороны, среди наиболее видных сторонников идеи «творческого воображения», выраженной Башляром, а также исследователем религиозного опыта М. Элиаде, — Ж. Дюран, который вместе с П. Дешамом и Л. Селье основал в 1966 г. функционирующий до настоящего времени Центр исследования воображаемого (г. Гренобль). С другой — возврат современной французской мысли к «философии субъекта» имеет следствием новое обращение к Сартру и реабилитацию воображаемого после структуралистской гегемонии символического. Симптоматичным в этом отношении является название книги А. Рено: «Сартр — последний философ» (1993), приуроченной к юбилею выхода в свет «Бытия и ничто» и начинающейся с иронического высказывания автора о том, что уже пятьдесят лет как во Франции не появилось ни одного философа…

Tags: 

Антонен Арто. Фрагменты дневника ада

Ни мой крик, ни мой жар мне не принадлежат. Распад вторичных сил, скрытых составляющих мысли и души, можете ли вы помыслить их стойкость?

Нечто на полпути между цветом моей обычной атмосферы и острием моей реальности.

Мне не нужна иная пища, кроме той, что похожа на обычное сознание.

Колтун жизни, в котором застревает мысль.

Колтун удушья.

Лишь поставить себя на путь ясной истины, той, что пытается удержаться на лезвии.

Tags: 

Постдраматический театр

Прилагательное «постдраматический» описывает театр, в котором действие происходит по эту сторону драмы, а его время определяется как время, «сле­дующее» за временем, определяемым драматической парадигмой. Это не пред­полагает ни отрицания, ни игнорирования драматических традиций. «Следую­щее» значит только, что структуры драмы воспроизводятся в виде смягченных, облегченных форм «нормального» театра. Как раз этого ждет от театра боль­шинство зрителей: это остается основой для вариативности представлений и как бы само собой удерживает функционирующую норму драматургии. Так, Хайнер Мюллер называет свой постдраматический текст «Описанием изоб- ражения(й)», «Ландшафтом по эту сторону от смерти», «Взрывом воспомина­ний в застывшей структуре драмы». Все это говорит о постдраматическом те­атре как об органе или ветви драматического организма. И даже если в нем больше нет жизни, то все равно есть новое пространство, куда в прямом и пере­носном смысле вламываются воспоминания о нем. И даже приставка «пост-» в таком понятии, как постмодерн (ее серьезность сложно недооценить), ука­зывает на то, что культура или художественные практики превзошли до сих пор естественно подразумевавшийся горизонт ожиданий эпохи модерна, но не потеряли связи с ним. Какова эта связь — отрицание, объявление войны, освобождение или только лишь смягчение, игра в разведку, интерес к тому, что находится по эту сторону от линии горизонта? С таким же успехом можно говорить о постбрехтовском театре, который уже имеет дело не с самим Брехтом и его ответами, но с вопросами и претензиями брехтовских произведений.

Tags: 

Страницы

Subscribe to Лента главной страницы