Дионис

БРОНЗОВЫЙ ВЕК против современной культуры

Культурный ренессанс начала прошлого столетия шел рука об руку с волной эсхатологических предчувствий. Мыслители и поэты Серебряного века жили в ожидании грядущей смены исторического цикла, что означало не просто переход в новое тысячелетие, но и неизбежную трансформацию прежней когнитивной парадигмы. Символизм как самое влиятельное философское и творческое течение общеевропейского масштаба, пленил наиболее выдающиеся умы двадцатого столетия и в России. Оказав большое влияние на творчество Вяч.Иванова, А.Белого, М.Волошина, В.Брюсова, З.Гиппиус, Эллиса, Ф.Сологуба, А.Блока, К.Бальмонта, И.Анненского и др., символизм par excellence наметил четкие контуры новой культурно-философской парадигмальной модели XX века.

Tags: 

В.Я. Брюсов Ник. Вашкевич. Дионисово действо современности

"Мне не смешно, когда фигляр презренный - пародией бесчестит Алигьери", - восклицает у Пушкина Сальери. И этот крик негодования понятнее, человечнее, чем олимпийский, веселый смех полубога Моцарта. Нет, не смешно, а горько и больно, когда искажают и унижают дорогую мысль, заветную идею, особенно под видом ее защиты. Лучшие умы нашего времени мечтают о том, чтобы сценическое представление вновь стало священнодействием, как то было в древней Элладе. На страницах "Весов", в сильных и убедительных статьях, развивал эту мечту Вяч. Иванов. Он указывал между прочим, что в ней заложена другая, большая надежда: в ней намечен путь от нашего современного, келейного, "малого" искусства - к искусству "великому", всенародному. И не смешно, когда эту проповедь подхватывают непрошеные радетели, не понимающие ее смысла, оскорбляют ее нелепыми доводами и неверными выводами, делают смешной в бессвязном пересказе.

Tags: 

Acephale. От Диониса Ницше к «мистерии казни» Батая

Батай акцентировал, что Ницше решал проблему целостного человека, но тот, кто последует за «философом зла» (Батай убеждённо называл его именно так, отказываясь от именований «философ воли» и «философ жизни»), обречён на то, чтобы превратиться в пространство бесконечных противоречий; однако лишь в абсолютном одиночестве поставленные задачи могут быть решены. Реализация тотальности суть соотнесение себя «с громадным, комическим, мучительным потрясением, которое переживают все люди на земле», и даже один единственный шаг к опыту подобного рода представляет собой шаг в безумие. Это уже не жонглирование парадоксами, но тотальное погружение в бездну, где не может быть никаких опор. Батай утверждает, что на это способен решиться лишь человек дифференцированный, предельно изолированный. «Пусть никто не сомневается ни минуты: никто не понял ни слова в сочинениях Ницше, не пережив ослепляющего растворения в тотальности». Вереницы имён и судеб, бесчисленные маски и губы, с которых срываются слова, что тонут в общем хоре персонажей, -- Ницше вобрал в себя весь мир, и танец его безумия (?) был танцем вечно возвращающегося Диониса.

Tags: 

Subscribe to Дионис