БРОНЗОВЫЙ ВЕК против современной культуры

Арт-салон “Бронзовый век”
Альманах “Imaginaire»

Культурный ренессанс начала прошлого столетия шел рука об руку с волной эсхатологических предчувствий. Мыслители и поэты Серебряного века жили в ожидании грядущей смены исторического цикла, что означало не просто переход в новое тысячелетие, но и неизбежную трансформацию прежней когнитивной парадигмы. Символизм как самое влиятельное философское и творческое течение общеевропейского масштаба, пленил наиболее выдающиеся умы двадцатого столетия и в России. Оказав большое влияние на творчество Вяч.Иванова, А.Белого, М.Волошина, В.Брюсова, З.Гиппиус, Эллиса, Ф.Сологуба, А.Блока, К.Бальмонта, И.Анненского и др., символизм par excellence наметил четкие контуры новой культурно-философской парадигмальной модели XX века. Одни мыслители ждали и готовили грядущее богоявление (что выражалось во внезапном интересе к дионисийству; хотя мы должны отметить, что в России феномен дионисийства был осмыслен не как культ эллинского Диониса, но как явление, которое лучше назвать «христодионисийством», снимающим конфликт между язычеством и христианством; и фактически эллинского Диониса в России не знали до появления трудов Евгения Головина, ибо даже ницшеанское дионисийство недостаточно эллинское — в своей неустанной полемике с христианством), другие – были полны мрачных предчувствий катастрофы. Объединяло их пронзительное понимание грядущей перемены. Принято считать, что Серебряный век завершился в 1921 году, но мы говорим, что это заблуждение. Серебряный век не только не завершен, — он не был даже осмыслен. Великое наследие представителей духовного ренессанса оказалось вытеснено карикатурной подделкой под культурную парадигму, воплотившей собой подлинный триумф интеллектуальной нищеты и ценностной системы Homo economicus. Сегодня никто больше не говорит о «синтезе искусств», о теургическом творчестве, о Третьем Возрождении (которое должно было быть славянским, согласно Ф.Ф.Зелинскому), между тем немногие из оставшихся наследников Серебряного века, по-прежнему находятся в открытом противостоянии современному безвкусию и уничтожению русской культуры. 

В 1899 году С.Дягилев вместе с несколькими писателями и художниками (Бакст, Бенуа, Философов, Мережковский и др.) основал журнал «Мир искусства», задачей которого было создание новой концепции культуры. Как справедливо замечает итальянский литературовед Уго Перси, в «Мире искусства» фактически был воплощен проект Gesamtkunstwerk, проект «синтеза искусств». Журнал объединил всех наиболее интересных творческих личностей и ознаменовал собой наступление новой эры в интеллектуальной истории России конца XX столетия. Впервые идея “синтеза искусств” (или “единения искусств”) прозвучала в лекциях Шеллинга. В России известным приверженцем творческой концепции Вагнера был шеллингианец и “любомудр” Одоевский, автор “Русских ночей”. Помимо Одоевского, идея “синтеза искусств” была воспринята в России художником Кандинским (книга “О духовном искусстве”, 4 сценических композиции: “Зеленый звук”, “Фиолетовый занавес”, “Черный и белый”, “Желтый звук”), а также нашла отражение в “соборном искусстве” русских символистов (что особенно ярко проявилось в поистине великом замысле “Мистерии” Скрябина), ту же самую идею мы находим в кинематографе Эйнзенштейна и в “Русском балете” Дягилева. В Англии отголоски этой эстетической теории обнаруживаются в театральном творчестве Э.Г.Крэйга, в Швейцарии – у Адольфа Аппиа. Сегодня Gesamtkunstwerk приобретает необозримый размах, но его теоретическое обоснование в нынешнюю эпоху просто обязано быть и обоснованием “онтологическим”. 

Признавая, что состояние современной культуры является кризисным, мы не ограничиваемся сухой констатацией, но готовимся к исторически важному действию – созданию новой культурно-философской парадигмы, продолжая великое дело наших предшественников. Мы продолжаем свой путь к идеальной сущности мира, не обращая никакого внимания на позорный облик современной культуры. 

Нам не следует забывать, что: 1) Античность всегда была органической составляющей русской культуры. 2) Культурно-философский диалог Серебряного века с Античностью был катастрофически недолгим, поэтому мы не можем утверждать, что в тот период была сформирована целостная культурфилософская парадигма, хотя отрицать наличие предпосылок ее появления мы, разумеется, не станем. 

Существует мнение, что Серебряный век был только переходным этапом, но – к чему? Обращаясь к Гесиоду, мы находим ответ – к БРОНЗОВОМУ ВЕКУ [русской культуры]. С какой Античностью мы будем вести диалог теперь? Хорошо известно, что греческая культура повсеместно воспринималась как культура Аполлоническая, в то время как “темная”, мистериальная Греция, Греция тайных культов, Дионисийская Греция изгонялась как внушающая ужас, лишающая покоя, как сокрушительница “светлого оптимизма” Аполлонической иллюзии. Именно к этой “темной”, почти запретной Греции устремились многие мыслители, художники, поэты Серебряного века. Диалог с Дионисийской Античностью, не удостоенной внимания Винкельмана и других “служителей Аполлона”, породил великую культуру, ставшую мостом между Востоком и Западом. 
Грядущее возрождение русской культуры (и, равным образом, русской философии) будет связано с радикальным поворотом к Античности. Фридрих Ницше провозгласил: «Все, что мы зовем теперь культурой, образованием, цивилизацией, должно будет в свое время предстать перед безошибочным судьей – Дионисом». Античность, несомненно, всегда оставалась важнейшей составляющей русской культуры, праосновой, как считали символисты, культурно-исторического целого. Мы знали лишь Античность в «благородной простоте» и «спокойном величии» (Винкельман), Античность Аполлоническую, сокрывшую свой сумрачный первоисток; прекрасную, цветущую Античность с ослабленными манифестациями Дионисийского принципа; таинственную Античность как «ужасающее под маской прекрасного». Мы столетиями защищались от Дионисийской мудрости и, соблазненные к существованию, всячески загораживались от невыносимых сцен убийства Диониса-Загрея Титанами. При этом мы не знали и союза Диониса с Аполлоном (явленного Софоклом!), утратив всякое представление о древней τραγῳδία. «Мир греческих богов – это развевающееся покрывало, которое скрывает самое страшное», - учил Ницше, - и мы закрывали глаза, предаваясь бегству от несущего страх, от последнего посвящения в Ничто. Principium individuations, возведенный современным человеком на пьедестал, является, по мнению немецкого мыслителя, ни чем иным, как признаком ослабления воли. Дионис есть абсолютное преодоление рrincipium individuations и путь к достижению всеединства. 
Наш диалог – диалог русской культуры – с Античностью не должен быть прерван. Дмитрий Мережковский, Александр Скрябин, Вячеслав Иванов и др. искали пути сближения язычества и христианства, Олимпа и Голгофы, - и все их искания отразились в творениях ушедшей Серебряной эпохи.

Однако, культура БРОНЗОВОГО ВЕКА (англ. Bronze age, нем. Bronzezeit)
не может быть воплощением только Аполлонического или только Дионисийского начала. Культура БРОНЗОВОГО ВЕКА может быть только союзом двух божеств. 

Известно, что на одном фронтоне Дельфийского храма был изображен Дионис с его фиасом, в то время как на другом – Аполлон в окружении своей свиты. Нам предстоит осуществить этот синтез, помыслить божественный союз, открыть новую страницу в истории великой русской философии и культуры.

Арт-салон «БРОНЗОВЫЙ ВЕК» возник из необходимости создания культового места, новой интеллектуальной среды, которая объединит теоретиков культуры, философов, музыкантов, искусствоведов, режиссеров, архитекторов, литераторов, фотографов, — в общем стремлении подготовить и начать новый ренессанс русской культуры. «Бронзовый век» можно считать “близнецом” легендарной «Башни» Вяч.Иванова, которую совершенно справедливо называли лабораторией элитарной культуры в Петербурге. На собраниях «Бронзового века» будут обсуждаться самые острые вопросы, не утратившие своей актуальности и сегодня: новые стилевые ориентации в искусстве живописи, диалог Античности и Серебряного века, формирование новой эстетической парадигмы, Аполлоническое и Дионисийское Начала в искусстве и т.д. Планируются постоянные встречи с наиболее интересными творческими личностями. Альманах “Imaginaire”, первый номер которого вышел в печать в начале 2013 года, заинтересован в сотрудничестве с теми, кто так же, как и мы, недоволен состоянием современной культуры и готов приложить все усилия для радикального изменения нынешней ситуации. 

Натэлла Сперанская

Tags: