Карл Густав Юнг и коллективное бесознательное

 

К.Г.Юнг и коллективное бессознательное

 

Сюрприз психоанализа

 

Мы уже говорили о соотношении социологии и психологии. Когда индивидуум хочет ускользнуть от социологии, он попадает в область психологии. Но речь идет только об особой психологии, которая занимается индивидуумом как чем-то отдельным, обособленным ( о микропсихологии, то есть классической психологии и бихевиоризме). Другие виды психологии – о них пойдет речь в этой главе – устроены иначе и могут уготовить индивидууму, стремящемуся «спастись» от социологического детерминизма, неожиданный сюрприз. Как только он ускользнул от социологической хватки и механики социальных статусов и ролей, социального логоса в целом, тут же он попадает в систему не менее жесткую, функциональную и детерминированную -- в область психоаналитики, где он снова оказывается под властью внеиндивидуальных структур.

 

З.Фрейд: открытие «Es»

 

Важнейшим открытием в этой области была психоаналитическая топика Зигмунда Фрейда.

Фрейд явился типичным структуралистом в том, что он разработал базовую структуралистскую «дробь» применительно к психологии индивидуума. Фрейд открыл Es (нем.), Id (лат.), «оно» как то, что действует в знаменателе описываемой нами «дроби». Это подсознание.

Психоаналитическая топика Фрейда видит человека так: внизу Es (Id), подсознание; сверху «эго» (сознание, логос), над ним – «супер-эго», «сверх-я», нечто аналогичное «коллективному сознанию» Дюркгейма.

 

Супер-эго (социальный логос)

 

Эго (логос)

Оно (Es,Id)

 

Важно обратить внимание на то, где мы располагаем черту дроби, отделяющую бессознательное от сознания. Соотношение «эго» и «супер-эго» относится к области «числителя» и, соответственно, к сфере сознания и рациональности. Соотношением частного и общего, индивидуального и коллективного философы и социологи занимались и до Фейда, и помимо Фрейда. Значение Фрейда заключается именно в обнаружении игнорируемого до него «знаменателя», в «откапывании» Es, в спасении от небрежения им европейской рациональной культурой.

 

 

По Фрейду, деятельность «эго», индивидуального логоса, есть не свободное и автономное развертывание структур в пространстве числителя, но постоянное соотнесение с тем, что находится в знаменателе. Мучительный диалог «эго» со своим собственным подсознанием, откуда – как «стук из-под пола» – постоянно поднимаются запрещенные желания, смутные импульсы, невнятные побуждения, темные страсти, Фрейд называл «работой сновидений». События, развертывающиеся по вертикали (между эго и Es), оказываются более важными, нежели события, развивающиеся нагоризонтали «эго», и именно они и предопределяют основное содержание «эго».

Фрейд считает, что основным содержанием Es являются индивидуальные младенческие переживания, связанные с первыми сексуальными чувствами – наслаждением, страхом, болью, желанием и т.д.

Фрейдизм – это структурализм, но пока он остается в рамках индивидуальности, хотя сам Фрейд, в согласии со своей теорией, пытается интерпретировать не только сюжеты религии, искусства и культуры, но и политические процессы и социальные закономерности, открывая возможность дальнейшему развитию его интуиций применительно к обществу(8-6).

В этой топике Фрейда структура, мифос, «знаменатель» получили впервые конкретное и внятное описание. Фрейд составил карты подсознания, провел огромную таксономическую работу, составил реестр и интерпретационную модель основных психоаналитических сюжетов и ситуаций. Тем самым он подготовил почву для новой социологии, которая смогла отныне формализовать и истолковать с помощью психоаналитического инструментария то неопределенное, что социологи фиксировали как сбой в функционировании социального логоса, как гетеротелию, дисфункции, аномии и иные трудно объяснимые или патологические процессы.

Именно постоянная, не прекращающаяся ни на мгновение работа подсознания, «работа сновидений», ответственна, по Фрейду, за сбои в социальном логосе, который вынужден постоянно отвлекаться на тайное (и подчас постыдное) собеседование со своим «подвалом», где шевелится структура слепых желаний и темных импульсов.

 

К.Г.Юнг: «коллективное бессознательное»

 

Настоящим и решающим прорывом в новой структурной топике было открытие «коллективного бессознательного» К.Г.Юнгом (1875–1961)(8-7).

Юнг описывал это открытие как следствие одного сна, приснившегося ему в 1909 году, когда он вместе со своим учителем Фрейдом пересекал Атлантику на корабле. Ночью Юнг увидел, что ниже личного бессознательного, наполненного детскими переживаниями и первыми телесными опытами новорожденного, в еще большей глубине пребывают архетипы, «великие сны», которые могут увидеть самые разные люди и которые не имеют никакого отношения к их личной – даже психоаналитической, младенческой – истории. Этот пласт строго внеиндивидуален, и представляет собой гигантское мифологическое поле, отражающееся в сказках, легендах, преданиях, вымыслах, сюжетах искусства, видениях психических больных, мистических учениях и т. д. Поле «коллективного бессознательного» представляет собой структуру мифоса, симметричную структуре логоса. И самое главное: бессознательное так же внеиндивидуально, как общие законы социума по отношению к отдельному индивидууму – социологическому человеку.

Итак, Юнг углубил понимание «Оно» («Es») Фрейда, выявив его фундаментальное и решающее свойство – свойство коллективности.

Коллективное бессознательное в такой модели и стало той структурой, которая предопределяет логос («эго») со стороны «знаменателя». Особенно важно при этом, что коллективное бессознательное является таким же «общим», то есть, в определенном смысле, таким же «социальным», как и социальный логос, но только с обратной стороны сознания. Бессознательное, по Юнгу, есть «онирический» («сновидческий»), мифологический социум, состоящий из особых фигур (архетипов), классов, статусов, ролей и функций.

 

Карта подсознания и «работа сновидений»

 

Юнг очертил карту коллективного бессознательного как параллельную топографию социума, расположенного с обратной стороны сознания.

Как человеческий рассудок работает в состоянии бодрствования, так сновидения, грезы, работают ночью. Во сне мы часто видим обрывки дневных мыслей – точно так же днем можно столкнуться с обрывками сновидений. Феномены «дежа вю», оговорки, сбои в памяти, идеосинкразия, безотчетная неприязнь к неизвестному человеку и многие другие легкие сбои в строгом функционировании сознания известны всякому нормальному человеку. Психические отклонения, со своей стороны, показывают, насколько интенсивной может быть работа сновидений и наяву. Психически больные проламывают границы «эго» и развертывают арехетипы бессознательного напрямую, без всякой цензуры. Огромный клинический опыт Юнга в области психиатрии оказал ему неоценимую услугу в формулировке основных психоаналитических и философских теорий.

Работа сновидений -- это динамика мифоса, которая запущена в дело. Она-то и аффектирует общество, влияя на социальный логос таким образом, чтобы соотнести его с бессознатлеьным. Любой прорыв мифоса в логос нарушает работу логоса, выводит на поверхность (в «числитель») процессы, которые обычно проходят невидимо и незаметно (в «знаменателе», в «подвале» социума).

Схематически топика Юнга будет выглядеть следующим образом:

 

«Эго» (сознание)

Коллективное бессознательное.

 

Переход от «Оно» Фрейда, интерпретируемого им самим как совокупность индивидуальных комплексов, к коллективному бессознательному Юнга, имело огромное теоретическое и методологическое значение. В области бессознательного Юнг постулировал наличие самостоятельной и универсальной реальности, не зависящей от поворотов личной психоаналитической истории индивидуумов. Это позволяло ему вплотную подойти к конструкции, столь же функциональной и самостоятельной, как та базовая модель, с которой оперируют социологи (в первую очередь, школы Дюркгейма). Психоанализ Юнга имел все шансы стать прямым аналогом социологии, изущающим законы коллективности и социальности, но только собратной стороны; не со стороны сознания, но со стороны бессознательного.

 

Понятие «архетипа»

 

Коллективное бессознательное, по Юнгу, населено архетипами.

Архетипы – это символические фигуры: Царь, Герой, Дама, Отец, Мать, Чудовище, Искатель, Помощник, Двойник, Обманщик, Злодей, Соблазнительница, стихии свет, нечистоты, дворцы, горы, двери, животные, змеи, падения, карлики и великаны и другие устойчивые сюжеты «великих сновидений». Сам Юнг так определял то, что он понимает под «архетипами»:

"Понятие архетипа (...) выведено из многократно повторявшихся наблюдений, что, например, мировую литературу определяют темифы и сказки, 
которые содержат в себе мотивы,
вновь и вновь появляющиеся повсюду. Эти же самые мотивы мы встречаем в фантазиях,сновидениях, делириях и безумных идеях современных людей. 
Эти типичные образы и взаимосвязи характеризуются как архетипныепредставления. 
Чем они отчетливее, тем в большей мере им присуще сопровождаться особенно живыми эмоциональными тонами(...) 
Они оставляют впечатления, оказывают влияние и завораживают. 
Они проистекают из неосознаваемого самого по себе архетипа,бессознательной предформы, которая, по-видимому, 
относится к унаследованной структуре психики и вследствие этого можетманифестироваться повсюду как спонтанное явление."

Архетипы сгруппированы в семейства и их появление во снах или отражение в культуре всегда связаны внутренней логикой –закономерностью мифа. Архетипами могут быть символы – крест, свастика, чаша, колесо, гора, пещера, зеркало. Могут быть человеческие персонажи, животные, природные явления, пейзажи, самостоятельные абстрактные сценарии и сюжеты. Все они группируются между собой по вполне определенным закономерностям, составляя в совокупности словарь бессознательного. Те или иные символы и архетипы могут сочетаться или не сочетаться с другими. В мире архетипов есть свои правила и порядки.

За видимым хаосом бессознательного Юнг стремился выявить порядок, но только порядок иного уровня, нежели привычный нам «керигматический» логос, дневная рациональность. Бессознательное, по Юнгу, не противостоит рассудку, оно охватывает, обнимает, интегрирует этот рассудок в себя как свой частный случай. И лишь тогда диалог с архетипами приобретает драматический характер противостояния, когда сам рассудок ополчается на свое бессознательное и начинает, со своей стороны, безжалостную войну с ним. Как правило, это приводит к параноидальным расстройствам и различным типам маний.

 

Человек в психоаналитической топике Юнга

 

Более подробно мы рассмотрим антропологическую модель юнгианской философии в разделе 5 («Социальная антропология»). В данный момент сделаем предварительные замечания, необходимые для того, чтобы лучше понять, как устроена сама психоаналитическая топика Юнга, обладающая центральным значением для новой социологии.

Юнг так описывает структуру человеческой личности: сверху (как и у Фрейда) располагается «эго», рациональная часть, индивидуальный логос.

«Эго» обращено к обществу одной своей стороной – эта сторона есть персона (личность). В социологии можно сказать, что персона есть совокупность всех социальных ролей и статусов. Социологический человек, по Юнгу, тождественен персоне.

 

внутреннее внешнее

 

Персона

социологический человек

 

 

 

 

 

«эго»

(логос, сознание, рацио)

 

Коллективное бессознательное Общество

 

 

В «эго» Юнг выделяет четыре главных качества:

  • разум;

  • эмоции;

  • ощущения;

  • интуиции(8-9) .

разум

 

 

 

интуиция ощущения

 

 

«эго»

 

 

чувства

 

Обратим внимание, что к упорядоченным и лого-образующим свойствам «эго» Юнг относит и ощущения, и эмоции, и интуиции. Все они строго упорядочены в рамках «эго», хотя их порядок качественно различен. На основе этих четырех фундаментальных свойств «эго» Юнг строит свою знаменитую теорию психологических типов(8-10).

Ниже идут внутренние пласты «эго» -- память, субъективные компоненты функций, аффекты и инвазии (вторжения из бессознательного).

Далее, еще ниже и глубже, располагаются пласты «личного бессознательного», а еще глубже – «коллективного бессознательного».

 

 

 

«Эго»

 

память

 

субъективные компоненты функций

 

аффекты

 

 

инвазии

 

 

личное бессознательное

 

 

коллективное бессознательное

 

 

Психическая стратификация по Юнгу

 

Такова психоаналитическая стратификация личности.

Эго контактирует с бессознательным через обобщающие образы -- анима/анимус и тень (die Schatten).

Анима – это женский образ мужской души. Анимус – наоборот, мужской образ женской души. По Юнгу, мужское эго представляет собой коллективное бессознательное в образе женщины (матери, старухи, невесты, жены, дочери). Это анима, женовидная душа. Женское «эго» воображает свое бессознательное в образе мужчины, анимуса, души мужского рода. Это фигура старика, отца, мужа, жениха, прекрасного принца, младенца, часто крохотного человечка – гомункула, мальчика-с-пальчика и т.д.

Тень – продукт подавлений со стороны «эго» импульсов, возникающих в бессознательном. Тема тени связана с дьяволом и его образом в религии и культуре. Тень – это «альтер-эго» (другое «я») человека. Как оно действует, можно проследить на примере известной повести Р.Стивенсона «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда»(9). Все неудачи и проблемы в диалоге «эго» с коллективным бессознательным копятся в тени, структурируют ее, насыщают новыми и новыми энергиями. Тень может захватить контроль над человеком и над его «эго». Это одна из форм психических заболеваний и постоянный сюжет легенд и художественных произведений.

 

 

женское «эго» мужское «эго»

 

ментальный

уровень

 

 

тень тень

 

 

Анимус Анима

 

 

коллективное бессознательное

 

Строение внутреннего мира мужчины и женщины, по Юнгу

 

Юнг считал, что причиной большинства психических расстройств – и легких неврозов, и тяжелых психозов – является «понижение ментального уровня» («abaissement du niveau mental» -- фр.). Это означает ослабление контроля «эго» над импульсами бессознательного. Тогда тень и другие составляющие бессознательного начинают бесконтрольно подниматься на поверхность.

Юнг полагал, что «эго» – это один из комплексов, и что теоретически у человека может быть несколько «я», как это часто бывает во сне или при некоторых психических заболеваниях, когда человек слышит голоса, видит, как он раздваивается или встречается сам с собой. Так как бессознательное коллективно, то идентичность «эго» укоренена в топике коллективного бессознательного, а не в какой-то другой реальности. «Эго», по Юнгу, лишь функция от коллективного бессознательного, точно так же, как социологический человек есть функция от социума.

 

Индивидуация

 

Задача человека, по Юнгу -- перевести содержание коллективного бессознательного в область сознания(9-1).

Таким образом, «эго» – это динамический, а не статический процесс. Человеческое «эго» не постоянно и перманентно изменяется. Более того, «эго», по Юнгу, множественно, так как процессы индивидуации могут развертываться по-разному.

Индивидуация есть смысл и содержание жизни. Это то, что человек осуществляет непрестанно и безостановочно во сне и наяву, как правило, с переменным успехом.

Гендерные архетипы души предопределяют широкий спектр эротических переживаний и напряжений: человек видит в личности другого пола (иногда в обобщенном типе) проекцию своего бессознательного, которым стремится обладать.

Настойчивое желание расставить внутренние архетипы «по местам» провоцирует на рациональном уровне волю к упорядочиванию внешнего мира – его рационализацию, техническое обустройство.

Разрушительная работа человеческого духа диктуется наущениями тени.

Сны о горах и полетах толкают человека к покорению социальных вершин. Ночные сюжеты о водах и норах возвращают его к грезам о пребывании в материнской утробе – тогда человек наяву копает землянки, траншеи или строит метро.

 

упорядочивание социума

 

 

 

«Эго»

 

ментальный уровень

 

 

ось индивидуации

 

(перевод коллективного

бессознательного в область сознания)

 

 

упорядочивание грез

 

 

 

 

 

 

коллективное бессознательеное

 

 

Схема процесса индивидуации

 

Вся область внешних (социальных) и внутренних (психических) действий представляет собой в такой картине лишь детали общего процесса индивидуации. Эти процессы ориентированы по вертикальной оси нашей «дробной» топики и, стартуя из глубин коллективного бессознательного, они провоцируют в дальнейшем «горизонтальное» развертывание логических структур во внешнем (социальном) пространстве.

 

Социокультурная топика Юнга

 

Юнг приоритетно занимался психоанализом личности. Но он много говорил о психоанализе культуры или этносов.

Так, по его мнению, коллективное бессознательное немцев одержимо архетипом воинственного бога Вотана, и это может сказаться в истории (он предупреждал об этом задолго до появления национал-социализма). При этом Юнг указывал на наличие в этническом бессознательном различнымх пластов, наиболее глубокие из которых присущи всему человечеству.

Благодаря социокультурной топике Юнга мы окончательно получаем надежную концептуальную базу для новой социологии, способной учесть не только рациональный срез социального бытия человека, но и достроить вторую, психическую, половину антропологической структуры в строгой привязке к упорядоченным массивам корректно исследованного внутреннего мира.

Новая социология – это структурная социология (точнее сказать, структуралистская социология), или социология глубин (Юнг свою теорию называет психологией глубин – Tiefenpsychologie, по аналогии можно сказать, что речь идет о Tiefensoziologie(9-2)).

Здесь социальный логос, тщательно исследованный классической социологией, дублируется коллективным бессознательным, помещенным в «знаменателе», не менее тщательно исследованным психологией глубин. Это пространство динамической работы мифов и сновидений, грез и архетипов, желаний и интуиций, которые составляют постоянно действующую структуру, аффектирующую, а то и полностью предопределяющуюрациональные стороны социальных процессов – институтов, явлений, фактов и взаимодействий.

Структурная социология благодаря Юнгу отрыла новый этаж вглубь. И тщательное изучение содержания этого этажа поможет намного глубже понять сущность общества и решить ряд социологических задач и парадоксов, не решаемых иными, конвенциональными методами.

 

Человек как непустое множество

 

Если в классической психологии, казалось, индивидуум нашел себе убежище от социального детерминизма, в психоанализе глубин он снова стал не более чем функцией от бессознательного.

Так, друг на друга наложились два функционалистских подхода – социологический функционализм и психоаналитический функционализм. В одном случае индивидуум рассматривался как производная от надиндивидуального социума (от коллективного сознания), во втором случае – как производная от коллективного бессознательного.

Через коллективное бессознательное мы, вслед за Юнгом, извлекли индивидуума из его психологического укрытия и поместили его во внеиндивидуальный контекст архетипов. Тем самым человек в своем психическом мире из пустого множества, каким он представал в конвенциональной психологии, оторванной от социума, становится множеством непустым, но, напротив, наполненным «до краев» жизнью и энергией мифоса, «работой сновидений», творческим источником грез.

 

Пятая ось – ось инициации

 

К классической схеме социального логоса из четырех осей теперь можно добавить теперь пятую ось – ось индивидуации.

Если социум (как логос) составлен из стремления к занятию высших этажей социальной стратификации (на практике это возможно в открытых и невозможно в закрытых обществах), то задача мифоса – это индивидуация содержания коллективного бессознательного.

Если рассмотреть социальную структуру как непрерывную работу по выстраиванию и сохранению социальных осей – через утверждение ценности именно такой структуры общества в общем случае, а в частном, через стремление занять в этой структуре верхние этажи, то можно сказать, что она дублируется, более того, вдохновляется и, в конечном счете, предопределяется стремлением к утверждению, построению и укреплениюимперии души, внутренней империи. По мере осознания архетипических структур бессознательного человек осуществляет путь, вполне аналогичный социлизации на внешнем уровне – он постигает внутренний мир и движется в занятию в нем высочайших статуарных позиций.

П

ось инициации (индивидуации)

ятую ось, вдоль которой происходит процесс индивидуации, можно назвать осью инициации.

 

 

социальные группы – ось X

власть доходы образование престиж

 

 

 

коллективное бессознательное

 

 

Инициация -- это обряд, практиковавшийся в древних обществах, да и в ныне существующих религиях (или иных формах) призванный осуществить нисхождение человека в бессознательное (символическая смерть) с последующим возвратом его в дневное сознание (воскрешение), в процессе чего человек переживал опыт столкновения со своей структурой, сознательно отталкиваясь от которой, он мог укрепиться отныне в сфере рассудка, утверждаемой на этот раз в согласии с травматически пережитым опытом(9-2). Инициация и есть индивидуация, а ее мифы, обряды, символы и ритуалы призваны окунуть человек в свежесть витального хаоса великих сновидений, познакомить его со стихией мифа, чтобы открыть путь постепенному переводу архетипических содержаний на уровень рационального и социального бытия. Инициация (индивидуация) – это обряд рождениялогоса из хаоса, который должен пройти каждый полноценный член общества и который призван сформировать полноценную психологическую и социальную личность.

 

Инициация и ее функции

 

Ось инициации, добавленная к четырем осям классической социологии, достраивает модель структурной социологии до исчерпывающей полноты. В традиционных обществах эта ось присутствовала эксплицитно: все социальные институты в высших и низших стратах начинались с инициации – будь то посвящение во власть (в частности, помазание на царство), посвящение в священники (хиротония) и монахи, посвящение в профессию (цеховые обряды, давшие начало масонству и компаньонажу(9-3)) или в воины и т.д. К современным религиозным формам инициации, сохранившимся до сих пор, относятся крещение у христиан и обрезание у мусульман и евреев. Сегодняшние посвящения в студенты или обряды армейской дедовщины пародийно и поверхностно воспроизводят прежние инициатические ритуалы.

Значение пятой оси (инициации) можно оценить, если представить себе множество людей, обладающих властью, деньгами, престижем, получивших прекрасное образование, но остающихся глубоко несчастными. И это несчастье не случайная прихоть обособленной психики, но абсолютно обоснованная вещь: их бессознательное дисгармонично и растерзанно; оно концентрируется на уровне тени, которая высасывает все жизненные соки; процесс индивидуации блокирован. Не получив инициации или не реализовав ее внутренних возможностей, упустив ее поворотный урок в судьбе, человек даже на верхних стратах общества будет невыносимо страдать.

Или наоборот: представим себе монаха, отшельника или юродивого. Безвластный, нищий, никому не известный, неграмотный, он живет на дне общества или вообще за его пределами, но, реализуя духовный потенциал, заложенный в бессознательном, выпуская на волю глубинные архетипы, такой человек будет счастливым и полноценным, свободным и совершенным образцом для остальных людей и идеалом успешной индивидуации.

Эти примеры показывают центральное значение обозначенной оси. И здесь мы имеем дело не с компенсирующей психологией, а с особой социологией инициации: ведь в большинстве традиционных обществ именно ритуалы инициации и являются базовым инструментом социализации. Инициация предшествует власти; в ходе инициации люди получают первичное образование (знакомство с мифами, легендами, религиозными доктринами), и только получившие инициацию пользуются престижем в обществе. И наконец, часто прохождение инициации сопряжено с правом распоряжениям частной собственностью.

Утрачивая инициацию как центральный социальный институт, общество отрезает доступ к «знаменателю» дроби, делает процесс индивидуации болезненным и проблематичным.

К теме инициации и ее значения для социологии мы будем не раз возращаться в других разделах. Сейчас подчеркнем лишь то, что психоаналитическая топика, включающая в себя дополнительное – внутреннее – измерение (зону мифоса), качественно изменяет пропорции базового социологического метода, что наглядно представлено на примере трансформации социальной структуры при включении в ее нормативный вид пятой оси (оси инициации).

 

А.Дугин "Социология воображения"

Tags: